Главная страницаБармены пишут. публикации

17/11/13

Животнорастения


Неужели так уж трудно отличить животное от растения? Этот вопрос будет правомерен в том случае, когда речь идет о высших растениях и высших животных. Уже первобытные люди умели четко различать их.

Однако трудности возникли, когда человек стал включать в круг своего познания все более и более низко организованные организмы. С ними столкнулись уже древние греки. Аристотель (IV в. до и. э.) — признанный отец зоологии — был, по-видимому, первым, кто сформулировал эту проблему и попытался найти критерии, позволяющие отличать животное от растения. Однако он вынужден был прийти к выводу, что между животными и растительными организмами нет четкой, определенной границы, как отсутствует она, по его мнению, и между органической и неорганической природой. Так. он писал в своем основополагающем труде по зоологии «О частях животных»: «Природа постепенно переходит от тел неодушевленных к животным, и поэтому трудно вскрыть, где собственно грани и где середина этого последовательного ряда (форм). Ибо вслед за телами одушевленными идут сперва растения, которые отличаются друг от друга тем, что одни из них проявляют больше, другие меньше жизни».

Степень одушевленности живых объектов определяется, по Аристотелю, двумя свойствами: выраженными (спонтанными) движениями организма и его чувствительностью (движениями в ответ на раздражение). Он считал, что только животным в полной мере присущи эти свойства, растения неподвижны и почти нечувствительны, хотя и являются живыми. Однако в море существуют животные, которые, по мнению Аристотеля, обладают слабой чувствительностью и, подобно растениям, постоянно прикреплены к одному и тому же месту (он имел в виду кишечнополостных и оболочников). Аристотель писал: «В море встречаются организмы, относительно которых нельзя сказать, что они — животные или растения» (цит. по: Лункевич, 1960, т. 1, с. 74). Более чем 300 лет спустя знаменитый Плиний Старший (I в. н. э.), автор «Естественной истории», назвал такие организмы животнорастениями.

На протяжении многих веков два критерия, предложенные великим Аристотелем для различения животных и растений, ни у кого не вызывали сомнения. Поэтому, когда Левенгук открыл микроскопические существа, которые спонтанно и оживленно плавали в окружающей их воде, он, не задумываясь, отнес их к животным, назвав зверюшками. Правда, мудрый Линней (в 10-м издании своей «Системы природы»), поместив известных в то время простейших в свою систему, все же отнес их к группе Zoophyta (животнорастения), куда включил также многих сидячих животных (губки, кишечнополостные и т. п.), которых еще древние греки считали формами, промежуточными между растениями и животными.

Со временем стало ясно, что критерии, предложенные Аристотелем для разделения животных и растений, являются неудовлетворительными для исследователей, занимающихся изучением низших животных. Требовался какой-то новый подход. Его предложил великий французский ученый Жан Батист Ламарк (1732—1829), который в возрасте 50 лет перешел от изучения растений (а он был выдающимся ботаником, за что был избран в академики) к изучению животных (он стал выдающимся зоологом и ввел в науку термин «зоология беспозвоночных») .






Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2


фыв